Белгородский государственный музей народной культуры

Проспект Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 19:00,
в среду c 11:00 до 20:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 32-13-50 - администратор

   Посмотреть на карте

Электронная почта приемной:

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript., Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Традиционная одежда  - это тот редкий элемент материальной культуры, в котором аккумулирован богатый опыт, народные поверья, обряды и представления. Обычаи и поверья, связанные с одеждой, составляют особый пласт в традиционном мировоззрении крестьян.

Традиционная одежда явление весьма разноплановое. Обладая сложной семиотической структурой, она занимает особую нишу в духовно-обрядовой культуре. В обрядовой системе жизненного цикла одежда играет важную роль социальных и сакральных знаков.

Одежда сопровождает человека с самого рождения.

Ребенка после рождения, чаще всего заворачивали в старую рубаху его отца, если родился мальчик, или в рубаху матери, если это девочка.

В северо-западных районах области считалось грехом подпоясывать детей в первые 40 дней их жизни. Через шесть недель после рождения ребенка его крестная мать приходит к своему крестнику и приносит ему в подарок пояс, а иногда также рубашку и крестик. Она впервые подпоясывает ребенка, и с этого момента он носит пояс. Ходить без пояса считалось неприличным, особенно молиться Богу. Нельзя даже было спать без пояса.

После крещения ребенка приносили домой и обязательно сажали на шубу, вывернутую мехом наружу, чтобы жизнь его была богатой. В некоторых казачьих селах, иногда, если новорождённый был слабенький, и его боялись нести в церковь, требовали, чтобы священник окрестил шапку. Затем её надевали на ребёнка, и он считался крещёным.

В традиционной одежде как особом этнокультурном феномене находят отражение многие события, происходящие в жизни человека. Пожалуй, один из главных социально значимых обрядов жизненного цикла – свадебный ритуал, символизирующий брачный союз и образование семьи.

В свадебном обряде и в связанных с ним поверьях и представлениях, традиционная одежда как знаковая категория выполняла особую символическую функцию. Одежда являлась важной и обязательной частью свадебных подарков: подарки родственникам жениха и приданое невесты.

Невеста до свадьбы должна была приготовить себе приданое в которое обязательно входила праздничная и будничная одежда. Также будущая невеста должна была сама изготовить и подарить свадебную рубашку жениху.

Безусловно, количество и характер свадебных подарков зависели от состоятельности семьи и от мастеровитости невесты.

Одежда будущих участников свадьбы с первых этапов свадебного ритуала имела некоторые особенности.

В Алексеевском районе в последний вечер с подругами перед свадьбой (девичник) невеста брала свой косник – ленточку или махор, которые вплетали в косу, и отдавала их любимой подруге. Это её обрядовый дар с пожелание скорейшего замужества. Невеста при этом плачет, - это и прощание с девичьей волей, родными, и желание избавить себя от будущих горестей.

Основная одежда жениха, в которой он был на свадьбе, шилась невестой и была ее подарком. Большая роль отводилась шапке жениха, которая, как правило, особо украшалась. Одевание жениха так же, как и невесты, было особым ритуалом. В день свадьбы крёстная жениха «убирала» его в хлеву с водой, хмелем и серебряной монетой. При этом сваха трижды встряхивала рубаху и другие части костюма жениха, обводила ими трижды вокруг его головы, произнося слова молитвы и каждый раз сплевывая в сторону, как бы отгоняя нечистую силу. И только после этого надевала все на жениха. Апотропейные (охранительные) действия, связанные с одеждой жениха и невесты, были важным составным элементом обрядов одевания жениха и невесты.

В Губкинском районе обряд одевания поневы совершался до венца и происходил так: девушка в одной белой рубахе бегала вокруг стола по лавкам, а мать (родная или крестная) ходила за ней с поневой и приговаривала «Сигни, сигни, дочка, в свой вечный хомут». Девушка отвечала: «Хочу сигну, хочу – нет». И так три раза. После этого невеста одевала поневу и садилась к жениху.

Во многих районах ношение понев было ограничено для женщин разного возраста. Например, в селе Рговатое Старооскольского района поневы разделялись на те, которые носили молодые женщины и те, что носили уже пожилые женщины. Молодухи в течение трех лет после выхода замуж носят «братые понёвы». Не дай Бог женщина в старшем возрасте наденет такую поневу, так целый век её дочери тогда в девках ходить.

Молодая девушка на выданье носила венчик. Его одевали на «пропой, и это означало, что девушка засватана и ждала жениха. Головной убор оправа надевался в день свадьбы.

К свадебному обряду относится обряд повивания, во время которого невесте меняют головной убор с девичьего на женский. В Алексеевском районе в с. Подсереднее происходит это следующим образом. Одна из свашек спросит благословения расчесать молодому князю кудри, а молодой княгине косу расплести. Им ответят: «Бог благословит, и мы благословляем». Начинают медленно расчесывать волосы жениху, невесте расплетают косу и разделяют её на две, чтобы одеть сороку. И запевают повивальную песню «Затрубили трубушки на ранней заре».

В селе Роговатое Старооскольского района застолье открывалось обрядом дарения. Молодая сноха одаривала свёкра со свекровью рубашками, которые те надевали поверх всех одежды и не снимали, пока гости не выйдут из-за стола.

Когда молодые оставались одни в клети или коморе, молодая должна была разуть мужа. Она снимала с него сначала правый сапог, в котором находила деньги и брала их себе.

Обязательным атрибутом свадебного обряда была шуба, вывернутая мехом наружу. Ею устилали сани, в которых ехали молодые, стелили на порог, через который молодые должны были переступить после возвращения из церкви. Вывернутую шубу могли надевать ряженые на второй день свадьбы.

В некоторых казачьих селах в старые времена казаки могли заставить священников венчать невесту с шапкой, в момент венчания символизировавшей жениха, бывшего в это время на службе, на войне. Обвенчанную шапку отвозили ему, и как только он её надевал, считался женатым.

Венчальный наряд, как память о свадьбе, берегли до самой старости, «на смерть». Другой распространённый в прошлом обычай – незамужних девушек хоронили в сороках: умершую одевали как невесту. Крестьяне верили что, свои жизненные функции человек должен был выполнить « на том свете».

Смертную одежду или «смертное» многие старики готовят себе сами, заранее, и надевали ее перед большими праздниками, в сильную грозу и т.д. Одежда эта в большинстве случаев была белая с минимальными украшениями. Если же ее шили на покойника, то все швы делали не как обычно, а так, чтобы острие иголки было направлено от шьющего в сторону умершего. Кое-где даже шили левой рукой. Если надо было снять с покойника старую рубашку, ее разрывали.

В украинских селах, если умерал хозяин дома, то домочадцы после выноса тела перевязывали ворота дома красным кушаком.

Украинцы на могилах мальчиков и холостых мужчин вешали на крест платочек; казаки помещали такой платочек на деревянном копье как войсковое знамя.

В знак траура все восточные славяне носили белую одежду, в особенности – белый головной убор в виде полотенца (убрус, намётка). Черный цвет, как цвет траура появился в деревнях лишь недавно.

Существует особая категория народной одежды – праздничный наряд. В такие дни жизнь заметно преобразуется, серая обыденная картина преобразуется яркими красками народной одежды крестьян.

Праздничные обряды, в которых в качестве определенного атрибута использовалась одежда, на Белгородчине были связаны с Масленицей, Рождественскими и Зелеными Святками.

Главным символом масленичной недели считалось чучело Масленицы, которое обязательно наряжалось в женскую одежду.

На Святки обязательно ходили ряженые, одним из персонажей, которых они изображали, был медведь или коза. Ряженые надевали шубу или тулуп навыворот, надевали маски. Оба этих животных считаются символами богатства и плодовитости.

На святочную неделю все девушки стремились погадать и узнать свою судьбу. Гадание с помощью валенка – это один из самых известных способов гадания на Святки. Подружки собирались небольшой компанией у кого-нибудь в избе, брали валенок и бросали его с крыльца на дорогу. При этом направление носка и будет указывать сторону, в которой живет будущий муж.

На Белгородчине Зелеными Святками называли праздник Троицы. Наиболее сохранившимся и по сей день обрядом, который совершали на Троицу, был обряд «крещения кукушки». Во время, которого девочки целовались через венок, произносили особые слова и обменивались платочками, бусами, а в некоторых районах области даже платьями (с. Колосково Валуйского рйона).

Предметы одежды часто использовались в магических действиях.

В день первого выгона скота на Егория Вешнего, хозяйка расстилала свой пояс и прогоняла через него животных. Обязательно смотрела, чтобы никто копытом не зацепил пояс, в противном случае это животное будет хромать.

Во многих сёлах Шебекенского района для первого сева использовались штаны. В них должно было переночевать зерно. Особенно ценились «Панасовы штаны». Это были порты, которые во время свадебного «скакания на лавках» и усердия владельца трескались по шву или обзаводились заметной прорехой.

Бытовали так же различные мелкие поверья и запреты. Например, если в доме кто-то сидел в шапке, ему говорили «Грех – весь год в долгах будешь». Если молодой человек во время приема пищи не снял шапку, говорили: «Сними шапку, а то жена будет упрямая».

Заблудившись в лесу, человек должен вывернуть белье и одежду и переобуться не на ту ногу, тогда он легко отыщет дорогу из леса. Переодевшись таким образом, он приобретает сходство с лешим, который, запахивая свой кафтан, всегда набрасывает левую полу на правую, а не наоборот, как это принято у людей, и лапти тоже носит не на ту ногу.

Множество примет об одежде существует на Белгородчине:

  • Надеть что-либо из одежды наизнанку - к неприятностям (будешь пьян, виноват, бить будут или упадешь). Чтобы этого не случилось нужно снять одежду, потоптаться по ней и одеть ее правильно;
  • Чтобы справленная обнова была впору и долго не изнашивалась, надевать ее первый раз следует не в гости и не на праздник, а в церковь, и по возможности в такой день, когда там мало пароду;
  • Если изношенную подошву бросить в печь в конце топки, то хлеб будет лучше выпекаться и всегда будет подрумяненным;
  • Ходить в одном башмаке нельзя: отец и мать скоро умрут;
  • Если при примерке платье пришьют к сорочке, то в тебя кто-нибудь влюбится;
  • Если во вновь сшитом платье найдется нитка (наметка) - к долгой жизни;
  • Если при выходе из какого-либо дома прихлопнешь или прищемишь полу платья, то это означает, что быть тебе "назади", то есть придется по какой-либо причине опять возвращаться в тот дом;
  • Если у девушки подол все время мокрый либо в грязи, то ее будущий муж будет пьяницей;
  • Если кто в доме наденет шапку, то у него будет теща глухая;
  • Шапки нельзя класть на стол, иначе в скором времени следует ожидать домашней ссоры, а в отдаленном времени - обильного разведения мышей;
  • Женщина, надевшая мужскую шапку, станет легче поддаваться соблазну, а скотина станет бояться такой женщины;
  • Если мужчина наденет женскую шапку или другой женский головной убор, то он станет бояться волка и вообще сделается труслив;
  • Если женщина во время супружеского акта наденет мужскую шапку, то у нее родится мальчик, а если покроет голову платком – девочка;
  • Если кто наденет на голову шапку, которую перед тем вертел на руке, по забывчивости или по шалости, то у него может разболеться голова. Чтобы таковое не случилось, шапку следует отвертеть на той же руке в обратную сторону, употребив на то приблизительно такое же время, какое прошло при закрутке шапки
  • Если у женщины при надевании юбки подол завернется, да так и останется, то это предвещает, что ей в тот год обязательно предстоит родить ребенка.

 

Литература:

  1. Зеленин Д.К. Восточные славяне. Кто они? / Дмитрий Зеленин. – М.:
    Эксмо: Алгоритм, 2012. – 400 с.
  2. Село Роговатое: традиции, обряды, обычаи / Упр. культуры Белгор. обл., Гос. бюджетное учреждение культуры «Белг. гос. музей народной культуры»; [редсовет: Н. О. Андросова и др.; отв. за вып. Н. И. Шатерникова]. - Белгород: КОНСТАНТА, 2014- 90 с.

Ссылка на публикацию:

Традиционная одежда в обрядах и поверьях крестьян Белгородского края // Обрядовая культура Белгородского края: сборник материалов областных этнографических чтений. Белгород, 2016. С. 15-20.