Белгородский государственный музей народной культуры

Проспект Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
в среду c 10:00 до 20:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 33-67-56 - администратор

   Посмотреть на карте

Электронная почта приемной:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Художественный опыт, как чувственно-эмпирический процесс, сопровождает нас всюду, выявляя и обустраивая наше индивидуальное место в общемировом пространстве культуры, прежде всего обусловленное конкретной культурно-исторической традицией и особенностями её развития во времени. Эмоциональное переживание действительности приковывает наше внимание к тем или иным её феноменам, вынуждая созерцать, доходить до сути. Мотивация к сохранению последующей частицы опыта возникает при определении «своего», которое становится частью собственного пространства, дополняет, органично встраивается в него. Так складывается традиция места, предполагающая повседневный процесс прочтения культурно-ценностных кодов сложившейся среды бытования, согласование образа действий с её особенностями, преемственность. Благодаря аккумуляции художественного опыта поколений в границах некогда существовавших этнических локусов созданы устойчивые системы кодов, определивших стилевые особенности искусства, глубокую укоренённость традиции и связанную с ней прочность исторической памяти. Но существует и та часть художественного опыта, которая постоянно обновляет этнокультурное пространство. Наиболее восприимчивой к разнородным влияниям сферой художественного опыта, которая постоянно провоцирует изменения, является искусство. А значит, задача изучения «места» в его историческом контексте сопрягается ещё и с отслеживанием обновляющих влияний в параллели с развитием художественных тенденций эпохи.

Сегодня сохранение этнокультурного наследия постепенно обретает новую актуальность для среды своих создателей, трансляторов и исследователей. С одной стороны, в обращении к этноренессансу можно увидеть шаги к экологизации и формированию софиосферного сознания в целом. Указывает ли это на попытки возрождения мифологического миросозерцания в новом ключе? Скорее, нет, речь идёт об историческом переосмыслении подходов к теме. В науке, наряду с другими, имеют место теории, согласно которым саму суть жизни в мире наполняют мифологические иллюзии. Так, например, в трактовке П.А. Плютто совокупность мифологических иллюзий рассматривается в качестве самой peaльности культуры. Более того, миф как содержательная основа изначальных представлений о происхождении сущего, мире и месте человека в нём, выводится сегодня на позиции значимого, если не сказать фундаментального, пласта культуры конкретных государств в новой геополитической конкурентной борьбе, важным моментом которой является наращивание потенциала своего собственного, качественного «человеческого ресурса» (Б. Гройс). Не такие уж давние американо-европейские приоритеты «have a good time», в контексте молодёжного самоопределения, основательно рассеяли и сам потенциал, и мотивации к полноценному формированию этого стратегически важного для любой страны ресурса.

Второй момент, обозначающий актуальность этнической темы, – это связанная с развитием технологий проблема визуального поворота в культуре и необходимость поиска эффективных способов передачи её ценностных основ от поколения к поколению, вставшая уже в новом ракурсе и с учётом новых возможностей. Но новых ли?

Существует множество изобретённых социумом приёмов рекламной символики, рассчитанной на ориентацию в пространстве и в сфере продаж. Мир нематериальных ценностей остаётся сферой невербального воздействия за пределами визуальной коммуникации рекламных биллбордов. Но его атрибуции, как обоснование достижения душевно-психологического и физиологического комфорта, широко эксплуатируются для повышения востребованности рекламных предложений. В то же время сами нематериальные ценности, требующие вдумчивого философского подхода и рассматриваемые, в частности, в сфере гуманитарных наук, практически невозможны сегодня для мгновенного усвоения. И здесь приобретает свои возможности для реализации наработанный нашими далёкими предками-визуалистами культурный багаж из веками складывавшейся традиции, предполагающей освоение наработанного опыта именно визуальным путём. Художественным языком символов записано всё пульсирующее движение жизни – её зарождение, расцвет, плодородная сила и умирание перед новым зарождением и расцветом. Символика орнамента, рассказывающая, в том числе, и о традиционных принципах человеческой общности, создания семьи, материальных и духовных составляющих семейной жизни, шифрует и «наговаривает» пожелания, молитвы о главном. Художественный язык народной культуры интересен современным дизайнерам, поклонникам философии стиля бохо и любителям hand made, собирающим и синтезирующим в своём творчестве чрезвычайно разрозненные культурные артефакты, ещё содержащие сведения о некогда стройной системе орнаментальных формул.

На примере текстильных фондов Белгородского государственного музея народной культуры можно видеть богатый потенциал имеющегося фактологического материала, наработанного культурной жизнью многочисленных переселенцев из других регионов России, обосновывавшихся здесь, на южном её порубежье, начиная с XVI века. В изучении тематических комбинаций регионального белгородского орнамента на протяжении ряда лет выявлены и те, в которых на двухмерной плоскости пространства выстроена своеобразная «сеть» человеческой общности, выражены общие представления о порядке и гармонии в мироздании. Данные сюжеты зафиксированы в орнаментации рукавов рубах молодых женщин, тканых свадебных ковров и рушников. В рамках музейных уроков на протяжении трёх лет проводилась апробация полученного материала, иллюстрирующего ценностные основы человеческого сосуществования и традиционного народного мировоззрения, выявлен глубокий интерес к нему со стороны учащихся общеобразовательных школ, педагогов, студенчества.

Параллельно в контексте исследования роли художественного опыта в создании этнокультурного пространства невозможно не затронуть выходящую за рамки регионального контекста тему костюма и возраста, где также выявляются характерные черты и традиционные предпочтения в орнаменте и цвете. Случайными их назвать невозможно, поскольку с использованием определённых цветов в одежде исторически связана не только формально предписывающая сторона традиции, но и тонкие психологические настройки, обеспечивающие состояние личностного комфорта, очередного возрастного статуса, присущих ему жизненных задач.

Основная проблема формирования этнохудожественного опыта в XXI в. заключена, думается, в нивелированности смысла понятия «народная культура» в глазах большинства. Тем не менее, в поддержание народной традиции и возрождения былой обрядности нередко создаются изделия с безграмотно выполненной символикой, что закладывает совершенно иные, зачастую негативного содержания пожелательные контексты во время использования их в обрядной практике. Имеющиеся факты такого культурного практикума, особенно в отношении вновь создающихся семей, должны по возможности предупреждаться – а именно, путём приобретения знаний об используемых и принимаемых в дар изделий, отказа от их чисто декоративного применения. Здесь выходит на первый план проблема сопоставления понятий «декорирование» и «орнаментация», выявляющая их глубинный культурно-исторический контекст.

Художественные знаки, стоящие на вершине иерархии других знаков, – это произведения искусства, которые становятся бесконечным заданием для индивидуального переживания (В. Лехциер), а потому вынуждают мыслить, в конечном итоге делая духовно богаче и совершеннее. Таким образом, актуальное искусство и наука в своих новых подходах на пути переоткрытия опыта прошлого приближают нас к заново осознаваемой сущности человеческого бытия-в-мире-знаков.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Гройс, Б.: За пределами США нельзя объяснить ничего, кроме Супермена. // Из выступления на конференции «Где черта между нами?». – [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://vozduh.afisha.ru/art/boris-groys-za-predelami-ssha-nelzya-obyasnit-nichego-krome-supermena/
  2. История Белгородчины. Серия «Библиотека белгородской семьи». / Коннов, Ю.В., Папков, А.И., Сарапулкин, В.А. и др.; под общей ред. Горошникова В.В.. – Рыбинск: Медиарост, 2015. – 115 с.
  3. Лехциер, В.Л., Введение в феноменологию художественного опыта. – Самара: Двадцать первый век. – 2002. – 236 с.
  4. Некрасова, М.А. Проблема народного искусства и экология культуры // Народное искусство и современная культура. Проблемы сохранения и развития традиций. – М.: НИИ теории и истории изобразительного искусства. – 1991. – 378 с.
  5. Плютто, П.А. Концепция аутентичного мифа и анализ социокультурных иллюзий. / Москва: РГГУ, 2009. – 342 с.
  6. Привалова В.М. Орнамент как знаково-символический ритуал культуры: диссертация. – ФБГОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева». На правах рукописи. – Саранск, 2014.
  7. Шведова И.В. Мировоззренческая основа народной культуры в её традиционной символике // Этнокультурное наследие Белгородчины: проблемы сохранения и изучения / Материалы областной научно-практической конференции / ГБУК «Белгородский государственный музей народной культуры». – Белгород: КОНСТАНТА, 2014. – 112 с.

    Ссылка на публикацию:

    Шведова И.В. Художественный опыт в формировании этнокультурного пространства // Новые тенденции развития общественных наук: сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, № 3, 2016 [Электронный ресурс] URL: https://tinyurl.com/yct4fwsf