Белгородский государственный музей народной культуры

пр. Гражданский, 61ул. Мичурина, 43

Музей на пр. Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
в среду c 10:00 до 20:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 33-67-56 - администратор

   Посмотреть на карте

Экспозиция музея на ул. Мичурина, 43

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
Суббота, воскресенье –
выходные дни
Последняя пятница месяца -
санитарный день

(4722) 26-84-96 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

   Посмотреть на карте

Электронная почта

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Афиша

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
8
9
10
11
14
15
16
19
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Ближайшие события

От социологии к поэзии

21 января прошло совместное заседание участников дискуссионного клуба «Культурный квартал» – оно стало выездным и состоялось в гостях у НИУ «БелГУ», а точнее, у его «Литературной беседки» на кафедре социологии и организации работы с молодежью. В поле дискуссии стояла тема «Поэт и общество», посвящённая месту и значению поэтического слова в жизни среднестатистического белгородца. Судя по результатам недавних социологических исследований в этом направлении, место это – последнее в ряду его прочих духовных потребностей, уж не говоря о базовых, которые занимают почётное, а удовлетворяются ответственно и успешно.

Главным фигурантом встречи стал профессор социологии и поэт в одном лице Сергей Лебедев. Сергей Дмитриевич – историк по первому образованию. И это неизгладимо повлияло на его поэтическое слово, пущенное из глубин настоящего через прошлое, подобное летящей стреле, «к ослепительной точке в бездонной дали…» с лёгкой грустью философа, но и романтика.

«Зачем мы уходим в безвестные дали Вселенной?
Как масло, легко рассекается носом волна,
Прохладою брызг на мгновенье лицо освежится…
Эй, кормчий-мудрец! Не пора ли запеть, старина?»
(«Арго»)

Слушая его, невольно вспоминаешь другого поэта, М. Волошина, мироощущение которого было подобно его же дому, овеваемому ветрами на крымском берегу. Где «…весь трепет жизни всех веков и рас живёт в тебе. / Всегда. Теперь. Сейчас».

Стол мой – будто остров, где лампою – маяк;
Он один из нас светить не устаёт...
Может, заблудившаяся мысль на этот знак, этот свет, случайно завернет?
Приютить ее я очень буду рад, постелю ей белые листы...
Пусть перед дорогой отдыхает до утра, чтоб лететь письмом туда, где ты.

При всей воздушности и пространственности своего поэтического мира сам Лебедев – коренной белгородец. Причём раннее детство его прошло на том самом месте, где сейчас красуются центральные корпуса БелГУ – а тогда ещё здесь извивалась среди ракит Везёлка да стояли семь домиков на улице Победы... Потом были другие дома. И другие виды из их окон. Но каждый из них поэту дорог. А из чего складывается поэзия? Из впечатлений, от которых родятся стихи. У кого-то родятся, но не у каждого становятся тем, что называется поэзией.

…Мне будет жаль вот этого двора, что медленно уходит во вчера,
в дожде и солнце, и, заматерев, шумит листами выросших дерев –
их не было тогда и на рассад, когда-то, с лишним двадцать лет назад,
и с той поры менялось всё кругом, был вечен только Город за окном…
Мне будет жаль вот этого двора, где родилась и выросла сестра,
и жизнь прошла как будто не одна, как в старой песне – за волной волна,
где было всё: и жестче, и нежней, и где рассветы и закаты дней
сменялись всё быстрей один другим, и каждый новый был неповторим…
Мне будет жаль вот этого двора, где носится стрижами детвора
которых поколений уж – шестых или седьмых, сопливо-золотых,
и я на них гляжу издалека, и дочка среди них – возможно ль? как?
Так, верно, полдень смотрит на рассвет, и между ними целых тридцать лет…
Мне будет жаль вот этого двора…

Как и всё экспериментальное, встреча «Квартала» покатилась по малопредсказуемым рельсам. Формат творческого встреча плавно перетекал в дискуссионный и обратно. Участники дискуссии – слава Богу, их было всего-то человек пятнадцать! – оказались людьми абсолютно разных возрастов, интересов, со своими поэтическими пристрастиями и взглядами. Одни ходили за томиками стихов в библиотеки, другие «зависали» в интернете, используя мобильный или планшет. Соответственно, и поэтический «контент» у каждого был свой. А что, собственно, называется поэзией? «А судьи кто»? «Старики и молодёжь друг друга не видят и не понимают». «Стихов не печатают, а поэтов всё больше» (это уже вспомнилась фраза от Владимира Молчанова, председателя Белгородской писательской организации). Как избавиться от плохих стихов, заполонивших интернет? «Настоящий поэт, он и без критики вырастет». А как удержать в узде публикующихся бездарностей? Ведь и сегодня легко встретить людей, причём, не самого молодёжного возраста, сокращающих путь к читателю способом типа «продал корову и издался»…

Сам Сергей Лебедев, надо отдать должное его отваге, оказался в двойственном положении. С одной стороны, являясь кладезью чудесных стихов (своих, в переводе и даже положенных на музыку), он всё-таки сумел донести их часть до слушателя. И слушатель был ему весьма благодарен! С другой – он должен был (раз уж сам согласился) в рамках заседания социологически препарировать вопрос и представить слушателю отчёт: как же это так получилось, что «среднестатистический белгородец сегодня стихов вообще не читает»… Но это ему практически не удалось, поскольку публика, разбираясь по ходу дела, что же это: творческий вечер или поле битвы – тоже включилась, стала разбираться самостоятельно и вносить свои перлы.

В числе наиболее интересных из принесённого (О. Соколова) оказалось мнение Льва Николаевича Толстого (да-да, того самого), изложенное по сути вопроса о поэзии в письме некому С.В. Гаврилову: «Я вообще считаю, что слово, служащее выражением мысли, истины, проявления духа, есть такое важное дело, что примешивать к нему соображение о размере, ритме, рифме и жертвовать для них ясностью и простотой есть кощунство и такой же неразумный поступок, каким был бы поступок пахаря, который, идя за плугом, выделывал бы танцевальные па, нарушая при этом прямоту и правильность борозды. Стихотворство есть, на мой взгляд, даже когда оно хорошее, очень глупое суеверие. Когда же оно ещё и плохое и бессодержательное, как у теперешних стихотворцев, – самое праздное, бесполезное и смешное занятие. Не советую заниматься этим именно Вам потому, что по письменам Вашим вижу, что Вы можете глубоко мыслить и ясно выражать ваши мысли» (1908 г.).

Утверждение великого тут же подверглось сомнению и после непродолжительного обсуждения было признано весьма субьективным. Встала необходимость провести социологический блиц-опрос – а кто же они, сами присутствующие в аудитории «судьи»? Каково их отношение к поэзии и как оно формировалось? В итоге оказалось, что родители подавляющего большинства из участников встречи любовью к стихам не отличались. Правда, на ночь сказки и детские стихи кому-то из них читали (почти половине присутствующих). Писать самостоятельно пробовали также около половины. Треть опрошенных не так уж давно заглядывала в сборник стихов или искала что-нибудь в этом плане для души в интернете. Только один человек ответил положительно на вопрос, можно ли вообще представить жизнь без какой бы то ни было поэзии. Таким образом, оказалось, сегодняшнее неравнодушие к поэтическому слову сложилось у каждого из них индивидуально! И не слишком зависело от исходных условий. А это что-то значит.

Молодых бесталанных, но хамоватых поэтов, не желающих слушать никакой критики и наводняющих просторы виртуальной реальности словесной шелухой, также защитили (П. Субботин), заметив, что их как было много, так и будет всегда, поскольку существующая ныне публичная «корзина» интернета не всегда существовала. Их просто не было так видно, а беспокоиться по поводу их числа бессмысленно.

Не был отвергнут и ряд других утверждений. Например, таких: растущие библиотеки стихов более нужны пишущим, нежели читающим. Поскольку не писать не могли, а читать спешит не каждый. Поэзия – кристалл сжатого смысла (и ведь она древнее прозы!). Положив на бессмысленный ритм движения поэтическое слово, легче преодолевать какие угодно расстояния, как армии с песней – легче идти и побеждать.

Наш «Квартал», под конец словно бы исполнившись духом древнегреческого «симпосия», стал своего рода пиршеством мысли и творчества каждого, кто этого пожелал. Спасибо за ваши стихи, песни и интересную беседу, уважаемые участники!