Белгородский государственный музей народной культуры

Проспект Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
в среду c 10:00 до 20:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 33-67-56 - администратор

   Посмотреть на карте

Электронная почта приемной:

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Афиша

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
4
6
7
8
9
10
11
12
13
14
16
17
18
19
20
21
22
24
28
29
30
31

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»К году 100-летия Великой Октябрьской революции дискуссионный клуб «Культурный квартал» Белгородского государственного музея народной провёл специально посвящённое дате заседание, прошедшее в формате встречи-интервью. Октябрьская революция – одно из крупнейших политических событий XX века, произошедшее в России 25–26 октября (по новому стилю – 7–8 ноября) 1917 года и повлиявшее на дальнейший ход всемирной истории. Как отразилась революция и последующие советские годы на жизни частного человека, сегодняшнего белгородца? Приглашённые участники и гости «Квартала» по возможности вспоминали, к какому сословию до Октябрьской революции принадлежали их родные, как революция изменила их жизнь и судьбу, высказывали своё отношение к событиям тех лет. Вот наиболее яркие из них.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Отец Татьяны Степановны Акуловой был родом из-под Киева, мама из Воронежа. В Великую Отечественную, во время эвакуации при бомбёжке мама получила тяжёлые ранения, долго была без сознания, а очнулась… уже гражданкой Читы. Там и обосновалась семья. И вот, через многие годы, дочь решила перебраться снова в южную Россию, выбрав белгородский край, ближайший к местам, где выросли родители. Татьяна Степановна поделилась не личными воспоминаниями, а оставленными в записках князя Михаила Владимировича Голицына, в дни революции занимавшегося электро- и водоснабжением мятежного Петрограда. В те дни всеобщей разрухи немногие, забывая о личном уроне, задумывались о самых насущных нуждах людей, перед семьями которых встала одна задача: выжить, сберечь для того самого «светлого будущего» детские жизни.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Валентина Ивановна Шушенко – коренная жительница наших мест: село Насоново находится под меловой горой совсем рядом с Белгородом. В её родне – казачество. После революции отказались вступать в колхоз, хотя и жили беднее иных колхозников. Жили бедно, но чисто. Валя до сих пор помнит простой уютный быт их куреня, полы, которые мать обмазывала кизяком каждый раз к приезду гостей. Никакого запаха навоза, наоборот – свежесть и чистота… Отец – Давыд Тарасович Некрасов, погиб в Великую Отечественную. Семья кормилась с огорода, со своего хозяйства. Мама – Пелагея Андреевна (1904 года рождения) с дочерью Валей подрабатывали ткачеством дорожек. Бабушка собирала в лесу орехи, в полях – колоски, семена подсолнечника. К колхозным работам всё же иногда привлекались, особенно в войну, объединившую всех в одном горе. А вот «пенсию» впоследствии маме платили выросшие сыновья.

Валентина Ивановна вспоминает, как бережно собирала предметы старинного крестьянского и казачьего быта, впоследствии, когда она выросла и стала заведующей детским садом № 81 на ул. Губкина, организовала там богатый этнографический уголок, с рушниками, самоварами и другой домашней утварью – своего рода музей в миниатюре. К сожалению, не все могли своевременно оценить уходящую в прошлое старину, не придавали ей значения. Всё старое без сожаления выбрасывалось на свалку. Мальчишки, например, спокойно могли гонять в футбол крутобокими старинными самоварами – на одном из таких, извалянном в дорожной пыли, девочка помнит и дату изготовления – 1846 год.

Родные Натальи Григорьевны Матвиец по матери родом из Калининской области, жили на хуторе, держали хозяйство. Революция семью разделила. Старший брат мамы служил в царской армии и в своё время отказался от отца и других братьев, поддержавших большевистскую власть. Отношения так и не были восстановлены, хотя и ему нашлось место при новом строе: имел и жильё, и семью, и достойную работу – был директором маслозавода в Волчанске.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»
«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»
«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»

Сама Наталья, дитя уже советской эпохи, вспоминает о ней тепло. Отношение к работе у людей было другое, основанное на коллективном чувстве, а высокие личные достижения каждого оценивались в первую очередь как вклад в общее дело. Об этом лучше всего скажут до сих пор хранимые дома реликвии: самодельная «эмблема» маляра-штукатура с девизом, изготовленная к дню получения удостоверения об окончании курсов при ССУ-1 в мае 1960 г., до отказа заполненный записями о взносах комсомольский билет (вступила в комсомольскую организацию в 1957 году).

Родня Тамары Александровны Шевченко тоже не была дружна, хотя и по другой причине, и поэтому живых воспоминаний из дореволюционных лет у девочки не сохранилось. Никто по отцовской линии ими не делился, почти не разговаривал с маленькой Томой. Впрочем, как она вспоминает, «уважали за мозги». Смутно помнит какие-то фотографии с дамами в богатых старинных платьях в негостеприимном доме родственников, но не более того. Они так и не простили, что их Александр, имея высшее образование, женился на дочери простого сапожника из села Землянское Воронежской области. Это, конечно, обижало, но возможно, стало для упрямой, целеустремлённой девочки долговременным стимулом к самоутверждению. Во что бы то ни стало.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»
«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»

В военные годы «подружить» со строгой бабушкой по линии отца Тамаре всё-таки пришлось. Время было тяжёлое, и бабушка, как и многие люди, пыталась хоть как-то выживать – перепродавала дешёвые и вкусные булочки на рыночной площади, затерявшись в толпе народа. Власти таких частных «спекулянтов», мягко говоря, не приветствовали. Но подпольная торговля на страх и риск продолжалась. Худенькая шестилетняя Тома потихоньку, стараясь не попадаться никому на глаза, подносила бабушке новую порцию для продажи. С ужасом вспоминает, как однажды пришлось во весь дух нестись вместе с прижатыми к груди булочками к кинотеатру Челюскинцев, спасаясь от здоровенного красноармейца, который, к счастью, так и не догнал юркую девчонку. Гораздо меньше повезло Тамариной учительнице из начальной школы №6: она тоже, стараясь выжить в голодное и холодное военное время, вынесла что-то продавать. И очень дорого заплатила за это…

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»
«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»
«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»

Тома была очень похожа на мать, которая, впрочем, окончила как раз до войны педагогическое училище и стала учительницей в той самой начальной белгородской школе, заменив свою коллегу, которая оказалась в тюрьме. Фотографии мамы-учительницы в окружении маленьких белгородцев первых послевоенных лет Тамара Александровна сохранила. Сама она решила получить достойное образование, и с 16 лет уже пошла на цемзавод в черепичный цех – зарабатывать на учёбу. Вечером училась в индустриальном техникуме. Потом был Московский энергетический институт и совершенно «мужская», но любимейшая работа – инженер-конструктор котлов. Ездила по всем стройкам Советского Союза, была экспертом, консультантом. Вспоминает: не было такой проблемы, которую бы не удалось решить. И это радовало.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Родители Юлии Алексеевны Гупало были рабочими, с Донбасса. Пережили и Великую Отечественную, кроме отца, который её и не застал – был болен и умер как раз тогда, когда немцы входили в их село Дружковку. Революцию она помнит с 4-го класса. Захватывал общий подъём, какое-то огромное объединяющее чувство. Унижало только (да и то много лет спустя, уже в Белгороде), что надо было расписываться, подтверждая обязательный приход на демонстрацию (если нет – указать причину). Сравнивая «тогда» и «сейчас» прожитой жизни, Юлия Алексеевна отмечает: «Со времени перестройки 1990-х началось разобщение людей. Та же классовая несправедливость, что и до революции. Единственное, пожалуй, что по-настоящему объединило всех – акция «Бессмертный полк». Религия, вера как подводное течение существовала постоянно, её не удалось вытравить и в советское время. В Дружковке после революции был разорён храм Николая Угодника, в его здании разместили клуб. Но туда никто не пошёл. Сама Юлия Алексеевна сходила только один раз – на кинофильм. Но, вспоминает, вышла с тяжёлым сердцем, под высокими сводами храма было не по себе. Клуб просуществовал всего год, потом его закрыли.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Галина Антоновна Вериженко, пожалуй, больше всех сохранила воспоминаний до- и послереволюционных лет. И позаботилась об этом её мама, простая украинская крестьянка 1872 года рождения. Род Лысенко был с Полтавы, родители жили в Кременчуге. Бабушка была красавицей, но и сироткой – воспиталась в семье священника, который удочерил её. Дед был пастухом. Во время реформ Председателя Совета министров С.Ю. Витте, поощрявшего инвестиции в железнодорожное строительство (в том числе Великий Сибирский путь), – семья приняла решение переехать в Сибирь и поучаствовать в её освоении. Переселенцам, принявшим такое решение, платили золотой монетой. Тронулись в неблизкий путь в 1890-м году. Пятеро братьев с семьями и сестра – будущая бабушка Галины Антоновны. На нескольких подводах доехали до Ачинска, стали выбирать место для строительства жилья. Кормиться поначалу существенно помогала рыбалка, охота. Там и родилась Галина: в селе Назарово Красноярского края – южнее Ачинска, на реке Чулым. Вокруг тайга. Постепенно обзавелись хозяйством: огород 20 соток, корова, лошадь, домашняя птица. Была и голубятня. Но зажиточной дореволюционную жизнь назвать всё же было нельзя. Бедность. Грамотности тоже не было – умели только расписаться. Галина мама в шесть лет отправилась в няни в соседнее село. За год работы ребёнка отцу заплатили восемь рублей золотыми да четверть самогона.

Революция пришла в Назарово с Колчаком. Грабёж, насилие. Распахнулась дверь избы, зашёл колчаковец и тут же полез на бабушку. Мама – пулей под лавку. Изверга заколол вилами дед, явившийся на шум с заднего двора. Тело зарыли в куче навоза. Страшное и смутное это было время… Смешалось всё, как в государстве, так и в семьях. Один из братьев Луценко (дядя рассказчицы) тоже воевал в рядах Белой гвардии. Конец его ожидал самый неутешительный. Но красивый офицер приглянулся штабной секретарше из отряда красноармейца Щетинина, Наталье. «Женишься на мне – останешься жив». Что ж, выбирать не стал – женился. Понятное дело, семья, созданная таким образом, не сложилась. По словам Галины Антоновны, тётя Наташа была одноглазой, некрасивой, к тому же детей не любила и никогда их не имела.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Почти не знали грамоты и достатка до революции родные Галины Николаевны Яшковой, по линии матери  из города Лебедянь Липецкой области. В семье было три сестры и брат. Два класса церковно-приходской школы, и те удалось закончить не всем. Младшая до своего 16-летия была в няньках в семьях у старших сестёр. Такое положение – работницы у собственных родных – не могло не обижать. Так и осталось на всю жизнь это ущемлённое чувство. В 1936 году будущая мама Галины уехала по призыву на Дальний Восток, где и встретила свою любовь. Разрыв в возрасте был большим – 20 лет. Семья супруга вела свои корни из упразднённого к тому времени дворянского сословия. Жених был морским офицером, служил в дальневосточном порту «Золотой Рог». До конца жизни следовал культуре родовых традиций, чтил все религиозные праздники. Во время Великой Отечественной заболел туберкулёзом лёгких. В послевоенное время отправился в Среднюю Азию, проходил лечение в туберкулёзном институте, из которого домой уже не вернулся… А Галина Николаевна достойно прожила до пенсии весь период обычной советской жизни, не растеряв во времена перестройки 1990-х уважения к прошлым достижениям и главным атрибутам своих детских и юношеских лет. Вот редкий сегодня в личном архиве нагрудный значок октябрёнка (звёздочка с рельефным портретом Володи Ульянова-Ленина), нагрудный знак пионерской организации с пылающим костром, звездой и профилем взрослого Ильича, комсомольский значок с тем же профилем на развевающемся красном знамени. А ещё – медаль Победителя социалистического соревнования 1977 г.

Юлия Алексеевна сходила только один раз – на кинофильм. Но, вспоминает, вышла с тяжёлым сердцем, под высокими сводами храма было не по себе. Клуб просуществовал всего год, потом его закрыли.

«Пришёл Октябрь, и свергли власть…»Можно по-разному оценивать поворотный момент в жизни России, после которого исчезли её дореволюционные сословия, чтобы потом возродиться в новом качестве, временно ушла  «в подполье» прежняя культура и возникла другая, советская, в орбите которой оказались «пятнадцать республик – пятнадцать сестёр» и прекрасная идея о свободе, равенстве, братстве всех народов. Память об этом хранит большой государственный герб Советского Союза, перевитый лентами с одной надписью на пятнадцати языках: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» А ещё – многие переселенцы, из разных концов бывшего государства снова стекавшиеся на белгородскую землю во времена перестройки. Через судьбы их старших родственников, независимо от происхождения каждого, Октябрьская революция прошла красной нитью. Для одних свершившийся в том великом Октябре переворот стал национальной катастрофой, перечеркнувший естественный ход развития России, приведший к Гражданской войне, отставанию от других государств и установлению тоталитарной системы правления. Для других произошедшая 100 лет назад революция – величайшее прогрессивное событие в истории человечества, оказавшее огромное влияние на весь мир, а России позволившее выбрать некапиталистический прогрессивный путь развития, вырвать страну из вековой отсталости, обеспечить невиданные ранее темпы роста экономики, науки, промышленности и сельского хозяйства, ликвидировать феодальные пережитки. Но всегда стоит помнить и другое: историю страны мы пишем сами, своей собственной судьбой, самым ценным свидетельством являются частные воспоминания, из которых складывается то самое большое, всеобщее, откуда родом каждый из нас. Расспрашивайте своих близких, пока они живы! Храните пережитое родными как своё собственное. И пока жива память, как эстафета, переходящая от поколения к поколению, нить этой истории будет в наших руках.

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Возможно, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.