Белгородский государственный музей народной культуры

пр. Гражданский, 61ул. Мичурина, 43

Музей на пр. Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
в среду c 12:00 до 21:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 33-67-56 - администратор

   Посмотреть на карте

Экспозиция музея на ул. Мичурина, 43

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
Суббота, воскресенье –
выходные дни
Последняя пятница месяца -
санитарный день

(4722) 26-84-96 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

   Посмотреть на карте

Электронная почта

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Высшим смыслом жизни издревле для русского человека было создание семьи, рождение и воспитание детей. Объединяющим началом исстари был дом, сооруженный руками хозяина, воплощает идею семьи и рода, связи предков и потомков.

Дом – это не только материальная составляющая, но и духовное начало, мир, царящий в семье. Двух одинаковых домов не бывает, даже если построены они по одному проекту одними мастерами, мир дома всегда разный.

Наши предки знали, как выбрать место для дома, чтобы благополучие навсегда поселилось в нем, какие обряды совершить во славу дома, как оберечь дом от злых людей, от бед и несчастий.

Люди, не имеющие своего дома – прохожие на земле. Всему начало – родительский дом. «И самое слово Родина, за которое идут на смерть, начинается здесь, в избе».

(Д. Балашов)

Цель данной программы

Формирование ценностного отношения к народным традициям.

Задачи

1. Познакомить учащихся с традициями и обрядами, связанными со строительством дома;

2. Дать представление о духах дома и двора;

3. Познакомить со значением печи в жизни русского народа и традициями русской кухни;

4. Ознакомить учащихся с особенностями интерьера, символикой его предметов

5. Развивать творческого воображение учащихся, понимание необходимости собственного дома;

6. Познакомить учащихся с областной программой «Свой дом»

Формы работы

I. Музейные уроки по темам:

1) Родительский дом. Дом – средоточие основных жизненных ценностей. Выбор места, материалов для строительства дома. Обряды, традиции, обычаи, обереги. Типы домов на Белгородчине. Интерьер жилища, красный угол.

2) Русская печь. Что едали в старину. Русская духовая печь – великое изобретение народа. Устройство печи. Посуда, утварь. Основные традиционные блюда.

3) Духи двора и дома. Домовой – невидимый домашний дух-покровитель. Обряды, традиции. Банник, овинник, кикимора и др.

4) Скатерти браные, рушники тканые. Домашнее ткачество. Скатерти, традиции. Рушники, символика рисунка, виды, обряды с рушниками.

5) Животные крестьянского двора. Конь-пахарь, значение его в жизни крестьянского двора. Корова-кормилица. Обряды, связанные с животными.

II. Классные часы по тематике музейных уроков. Научные сотрудники музея готовят тексты по своим темам, передают их подготовленным учащимся школы, и они проводят классные часы в классах школы.

III. Инструктаж для учащихся-лекторов. Проводят научные сотрудники музея.

IV. Работа на уроках с текстами для диктантов, изложений, анализа и разбора предложений. Тексты готовят научные сотрудники музея, работают с ними учителя.

V. Творческие работы учащихся. Сочинения рассказы, стихи, запись воспоминаний пожилых людей, рисунки, фотографии, макеты и т.д. Номинации: «Дом, в котором я живу», «Дом моей мечты», «Реликвия моей семьи».

VI. Интеллектуальный марафон. Все классы одновременно отвечают на вопросы, подготовленные научными сотрудниками.

VII. Подведение итогов, награждение.

Конь - пахарь

Непосредственное участие коня в земледельческом труде народной Руси заставляет ее относиться с особенным вниманием к этому животному. В памятниках изустного простонародного творчества, дошедших до наших забывчивых дней в письменных трудах пытливых собирателей- народоведов, а также разлетающихся и до сих пор по светлорусскому простору из уст сказателей- краснословов, все еще не вымерших, несмотря на истребительную работу времени, то и дело ведется: речь о нем. И былины, и песни, и сказки, и пословицы, и загадки и всякие поговорки-присловья, создававшиеся долгими веками простодушной мудрости, отводяд в своих радах почетное место этому вековечному слуге народа-пахаря, составляющему первое его богатство после земли-кормилицы. Вместе с постепенным развитием крестьянского быта подвергался видоизменениям и взгляд поселъщины-деревенщины на коня.

В древнейшие времена, застающие на Руси обожествление всей видимой природы, конь одинаково считался созданием Белбога (стихии света) и Чернобога (стихий мрака), причем детищем первого являлся, будучи белой, масти, а черной - порождением мрака. Сообразно с этим и смена дня ночью представлялась суеверному воображения языческой Руси состязанием двух коней.

Можно найти целый рад старинных русских сказаний, в которых представляются в образе коня и месяц, и звезды, и ветры буйные, облетающие всю вселенную. Даже и тучи, заслоняющие свет солнечный, и быстролетная молния являются иногда в том же самом воплощении. Русские сказки упоминают о конях-облаках.

Из возницы пресветлого светила дней земных, из воплотителей понятий о звездах, ветрах, тучах и молниях, конь мало-помалу превращается в неизменного спутника богатырей русских - этих ярких и образных воплощений могущества святорусского, служащих верою- правдою Русской земле с ее князем - Солнышком, обороняющих рубеж ее от всякого ворога лютого, ото всякой наносной беды. Трудно представить богатыря наших былин древнекиевских без верного коня. И кони богатырские у нас у каждого богатыря на свою особую стать.

Поздние потомки песнотворцев - сказателей » воспевавших богатырского добра-коня, именуют лошадь «крыльями человека». Другие же величают коня на особую стать. «Не пахарь, не столяр, не кузнец, не плотник, а первый на селе работник!»- говорят они про него.

А. Коринфский. Народная Русь

(Коринфский А. Народная Русь. –

М.: Белый город, 2006. – 592 с.)

Домашний очаг

Домашний очаг считался в старину священным. В огне, поддерживавшемся на нем, видела силу, не только дававшую человеку тепло и пищу, но и отгонявшую от жилища всю нечисть, всякую болезнь лютую. Очаг был первым жертвенником славянина-язычника, пылающее на нем дерево - первой жертвою повелителю огней небесных, Перуну-громовнику. Вокруг очага собирались в былую пору совещания родичей. Выселяясь с дедовского гнезда, молодые члены рода непременно брали с собою к своему новому очагу горящие уголья со старого. Только это, по верованиям ранних предков современного пахаря, и могло сохранить родственные связи. Если огонь на чьем-нибудь очаге погасал, это сулило суеверному воображению всякие беды и слыло предвестником вымирания - угасания семьи. Даже рассыпавшиеся с очага дрова не обещали ничего доброго для хозяев. Плюнуть на очаг почиталось за великий грех.

Если кто-нибудь заливал водою чужой очаг, этой было выражением непримиримой вражды. Зола, взятая с домашнего очага в праздничные дни, служила целебным средством от самых разных болезней.

Отправляясь в далекий путь, древний славянин брал с собой не только горсть родной земли, но и щепоть золы с домашнего очага. Перед пылающим очагом произносились заговоры. По колебанию его пламени предсказывалась судьба и угадывался будущий урожай.

Домашние хозяйки выгребают из печи золу и посыпают ею пол в курятнике, думая, что от этого куры станут нестись лучше. Огородники раскладывают золу по грядкам, разделанным под посадку капустной рассады.

А. Коринфский. Народная Русь

(Коринфский А. Народная Русь. –

М.: Белый город, 2006. – 592 с.)

Стадо идет

Через прибрежный березовый лесок пастухи гоняют стадо на пойму. С грибной кошелкой я выхожу навстречу и встаю обочь тропы под березой. Зрелище идущего стада завораживает. Сперва возникает глухой неясный шум. Его улавливаешь скорее ногами, чем ухом,- земля передает тяжелую мерную поступь. Через минуту в притуманенном березняке возникают очертания крупных сильных животных. Коровы идут набитыми тропами, одна за другой, они все одной масти - светлопалевые сычевки, комолые, тонконогие, поразительно красивые в легком мареве густых белых стволов. Вокруг все неясно, расплывчато, палевые пятна возникают, приобретают очертания коров и растворяются, только дрожь земли четка, материальна, она катится упругим валом, наполняет лес, заглушив звонкий стук дятла, и флейтовый свист иволги. Один могучий гул царствует в лесу, и мне начинает чудиться, что это не я, человек двадцатого века, наблюдаю мирных коров, а мой далекий предок, выйдя на сбор съедобных кореньев, встретил стадо вольных буйволов и остановился, пораженный их мощью. Воображение так сильно, что я впрямь начинаю верить, что в моих генах закодирована вся память человечества.

Стадо прошло, все стихло, остался запах молока, теплого дыхания, разгоряченных тел, я вдыхаю его с чувством уверенного в своей силе и довольного своим трудом хозяина. Но после прохода стада у меня почему-то пропала охота собирать грибы, и я возвращаюсь домой с ощущением неясной потери.

И. Васильев

Земля русская

Каша

На Руси каша испокон веков занимала важнейшее место в питании народа, являясь одним из основных блюд, как бедных, так и богатых людей. Отсюда и русская пословица: «Каша - мать наша».

Находки археологов свидетельствуют, что это кушанье было известно нашим предкам более тысячи лет назад, - именно таков возраст каши, обнаруженной в горшке под слоем золы при раскопках древнего города Любеча на Украине.

Каша как самое распространенное блюдо использовалась в качестве обрядового кушанья. Ее, например, варили на свадьбах и кормили ею молодых. Так, по описанию свадебных обрядов второй половины XVII века, в комнату к новобрачным приносили кашу, которую они «черпают и за себя мечут». Каша в данном случае являлась символом посева и плодородия.

Кашу варили и при заключении мирного договора между враждующими сторонами. В знак союза и дружбы бывшие противники садились за один стол и ели эту кашу. Если же сторонам не удавалось достигнуть соглашения о мире, говорили: «С ним каши не сваришь». Выражение это дожило до нашего времени, правда, смысл его несколько изменился. Сегодня мы чаще адресуем эту фразу неумелому человеку, а не врагу.

Без каши на Руси не обходились также рождественские праздники, родины, крестины, похороны и многие другие события в жизни народа.

В. Ковалев, Н. Могилиный.

Русская кухня: традиции и обычаи

(Ковалев В.М. Могилиный Н.П.

Русская кухня: традиции и обычаи. –

М.: Сов. Россия, 1992. – 256 с.)

Русская печь

Вкусную и питательную еду с незапамятных времен человек готовил при помощи огня и поэтому всегда пытался «приручить» его. Как сделать пламя безопасным, укротить его буйный нрав, заставить безропотно повиноваться? И вот буквально по крупицам, методом бесконечных проб и ошибок создавалась та его обитель, которую мы называем очагом.

У каждого народа свой очаг, отражающий уклад жизни, традиции, особенности приготовления пищи. Однако с уверенностью можно сказать, что ни один из них не идет ни в какое сравнение с духовой, или, как ее чаще называют, русской, печью - этим славянским шедевром.

По подсчетам ученых, возраст русской печи определяется примерно четырьмя тысячелетиями.

Не будем гадать, какие печи были у наших предков в каменном веке. Однако известно, что именно в тот период человек загнал пламя под глиняный свод. В X-XI веках на Руси преобладали глинобитные, сводчатые печи. Конечно же, они ничего общего не имели с той печкой, к которой мы все привыкли. Пока она примет знакомый нам вид, пройдет еще не одно столетие.

Выложить хорошую печь всегда считалось делом непростым. Вначале, как уже говорилось, делали опечье - основание печи, но уже с подпечьем, в котором хранились кочерга, ухваты, цапальник для сковородок. Затем из кирпича выкладывали подошву печи - под. Над подом сооружали свод, а перед ним - шесток с загнеткой.

Горшок с пищей ставили на шесток, поддевали его ухватом и отправляли в печь. Чтобы «горячий дух» не выходил из печки, ее устье прикрывали загнеткой.

Кроме того, на шестке оставляли горшки с кашей или щами, чтобы пища упревала. Использовали его также для жарки продуктов. Над шестком располагалась дымовая труба.

За печкой делали низкий выступ, называемый лежанкой.

Размеры печи, характер и отделка являлись своеобразной визитной карточкой ее хозяев. Занимавшая довольно значительное место в доме, она была важным декоративным элементом в интерьере жилища. В небогатых домах внешняя отделка печи сводилась в основном к ее побелке и украшению незатейливыми рисунками. Иное дело - печи зажиточных горожан и купечества. Их украшали цветными изразцами с изображением бытовых сценок. Часто на изразцах были написаны народные пословицы и изречения: «Чай пить - не дрова рубить», «Сижу у печи - да слушаю чужие речи», «Корми деда на печи, и сама будешь там»... Стремясь усилить впечатление, подкрашивали даже швы между изразцами: суриком у красной печи, зеленой краской - у муравленой и т.п.

В. Ковалев, Н. Могилиный.

Русская кухня: традиции и обычаи

Пироги

Ни один праздник у русского народа не обходился без пирогов. Само слово «пирог», вероятнее всего, имеет своей основой слово «пир». Пироги были обязательным атрибутом свадебного, новогоднего, именинного и любого другого праздничного стола.

Сегодня, пожалуй, редкая девушка в 17-18 лет в совершенстве владеет умением печь пироги. А, между прочим, ее сверстница в прошлом считала этот навык просто необходимым для жизни. И, согласитесь, была права. Ведь пироги в доме - залог благополучия семьи.

Не случайно, согласно традиции, на следующий день после свадьбы молодая обязательно пекла пирог. Им она потчевала гостей, и те по его вкусу судили о домовитости будущей хозяйки.

В день именин было принято печь пироги и рассылать их родным и близким как своеобразное приглашение на праздник. Принесший пироги ставил их на стол и говорил: «Именинник приказал кланяться пирогами и просил хлеба кушать». Крестным отцу и матери обычно посылали сладкие пироги в знак особого уважении.

В некоторых губерниях Центральной России вместо пирогов родным рассылали так называемые «именинники» - большие сдобные булки без пачинки, сверху утыканные изюмом. В каждый дом приносили по одному такому пирогу.

Интересная роль отводилась пирогу и за праздничным столом в доме именинника. Пекли специальный пирог, который разламывали в разгар торжества над головой его виновника. Начинка (обычно это был изюм) сыпалась на именинника, а гости в это время приговаривали: «Чтобы па тебя так сыпалось золото и серебро». Не правда ли, оригинальный обряд? Наверняка и на современном празднике по случаю дня рождения нечто подобное безусловно вызовет много улыбок, шуток.

Обязательным па именинах был и пирог с капустой.

В. Ковалев, Н. Могилиный.

Русская кухня: традиции и обычаи

(Ковалев В.М. Могилиный Н.П.

Русская кухня: традиции и обычаи. –

М.: Сов. Россия, 1992. – 256 с.)

Буренка-кормилица

«Корова на дворе – харч на столе», - так говорили с давних пор на Руси.

Когда ни взглянешь на корову, все жует. А это значит, что у коровы есть рубец, сетка (не путать с авоськой), книжка – так называемые преджелудки и собственно желудок – сычуг.

Все это особый четырехкамерный желудок. Он-то, кстати, и сделал корову жвачной. Сначала буренка нахватает травы или сена, а потом, вроде бы отдыхая, возвращает из преджелудков корм в рот для пережевывания.

Но корова не только кормилица, но и вселенский лекарь. Страшные эпидемии черной оспы многократно опустошали страны, погубили миллионы людей, пока в конце XVIII века английский врач Эдуард Дженнер не стал прививать людей коровьей оспой, выделениями из оспенных пузырьков заболевших животных. Люди приобретали стойкий иммунитет к страшной болезни. Постепенно оспопрививание распространилось по всему миру. Материал для прививок стали называть вакциной, от латинского вакка – корова. Теперь вакцинами зовут все препараты для предупреждения заразных болезней.

Люди настолько благодарны коровам, что ставят им памятники. В Голландии в одном из городов установлен памятник корове, на котором начертано: «Ус мэм» - «Наша мама».

Отношение к кормилицам в разных странах неодинаковое. Так, в индуистских и буддистских странах их обожествляют. Даже за неумышленное причинение им вреда строго наказывают. Священные коровы, как правило, худородные, малопродуктивные и, зачастую, ослабленные животные.

В Дании, Голландии, Швейцарии коров по-настоящему холят. Они здесь ухоженные, сытые, высокопродуктивные. Хозяева гордятся своими коровами, участвуют с ними в различных выставках. В этих странах настоящий культ коровы-кормилицы.

У нас к коровам относятся неплохо. Но до высокой культуры скотоводства нам еще далеко.

А. Басаргина

(Басаргина А.А. Народоведение. –

М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005. – 279 с.)

Домовой

Русский крестьянин был твердо убежден в существовании домового, правда, в одних местах считали, что в доме хозяйничает домовой, а на дворе - дворовый, в других же такого разделения обязанностей не проводили, отдавая и избу, и двор, и все дворовые постройки во власть одного домового.

У домового есть свои праздники. Один из них - Ефремов день, который так и называют: «именины домового». На Ефрема Сирина домового закармливают, оставляя ему каши на загнетке.

Домовой по-своему переживает переход к весне. В феврале или в начале марта, по народным поверьям, с домового слезает старая шкура, он, похоже, линяет, подобно некоторым лесным обитателям - зайцам, белкам и другим. В эту пору он или томится, «желая жениться на ведьме», или беспричинно тоскует, бывает особенно раздражен, глумится ночью над скотиной, шумит, раскидывает все во дворе, не узнает своих домашних, отбивает аппетит у кур, кусает собак и т. п. Одним словом - безобразничает. Бот и говорят, желая умилостивить его: «Ставь ему на загнетке кашу!»

И в самом деле, домовому оставляют праздничный гостинец - немного каши на печи или под печью. Задобрив его, таким образом, просят успокоиться, беречь скот и не наносить вреда хозяевам, а помогать им.

Домовой обычно воспринимался как рачительный, заботливый хозяин, помогающий трудолюбивой, дружной семье. Тех же, кто ленился, плохо вел хозяйство, не заботился о чистоте и порядке, он пугал, по-своему вредничал, пытался проучить. В Симбирской губернии рассказывали, будто домовой, который живет в ладу с хозяевами избы, обязательно предупредит о возможном несчастье: он стонет, плачет «под печкой или в переднем углу подпола и непременно басом - ух, ух, к худу».

Почти повсюду при переходе в новый дом приглашали с собой своего домового. У русских Казанской губернии было принято, покидая старое жилье, произносить: Домовой, домовой, не оставайся тут, а иди с нашей семьей. В знаменитом собрании «Великорусских заклинаний» Л. Н. Майкова есть такая запись: «При переходе в новое жилище домохозяин должен положить для домового в подполье нового дома целый небольшой хлеб и на него соль, да чашку молока. Приготовив это, хозяин ночью в одной сорочке идет в старый дом и говорит: «Кланяюсь тебе, хозяин батюшко, и прошу тебя пожаловать к нам в новыя хоромы: там для тебя и местечко тепленькое, и угощеньицо маленькое сделано». Без приглашения домовой не пойдет на новое место и будет плакать каждую ночь».

Подобным образом поступали и тогда, когда приводили в хлев купленную скотину. Отдавая ее «на поруки» домовому-дворовому, говорили: «Дедушко-ота-манушко, полюби моего чернеюшка (пестреюшка и пр., смотря по цвету шерсти), пой, корми сыто, гладь гладко, сам не шути и жены не шущай, и детей укликай, унимай». Перечисляя жену и детей, крестьяне имели в виду, скорее всего, семью самого домового, которая, по их мнению, повторяет семейство человеческое, живущее в данном доме.

А. Некрылова. Русский традиционный календарь.

* * *

Что такое дом? Ежели дом лишь место, где есть и спать, да хранить утварь, да лопоть, да запас на зиму – это еще не дом! Дом там и жизнь там, где от покойной бабки веретено, и кожух отцов, и зарубка, что сделал покойный брат, уходя на войну (да и не воротился с поля). Детство, и сказки, и домовой, что незримо охраняет очаг… Потому в новый дом провожают с хлебом-солью, выживают нечисть (на кошку-горюшку, ей первой достается в жилье зайти, потом уж с приговором сами ступают).

Тут пойдут и посиделки, и пиры, и свадьбы, тут и зыбка висит, тут долгими вечерами прядут и раздается стук набилок, тут пелось и сказывалось, тут умирают старики и воют плачем.

Что такое дом? Вся жизнь, труды, радости, воспоминания… Есть пристанище жизни. Есть якорь и корень, пущенный в землю, и из этого корня растет (а без него не растет и не стоит) все: от даней и кормов до гордых собраний книг, красно украшенных проповедей, красоты и добра и до государственной власти. И самое слово Родина, за которое идут на смерть, начинается здесь, в избе.

Д. Балашов

Младший сын

Александр Романов
ПОЛОТЕНЦЕ

Из ковшика в сенцах
Лицо я умою.
Возьму полотенце
У мамы льняное.
Возьму полотенце
Старинной работы,
А вот утереться
Все медлю чего-то.
Я знаю, я помню
Отчетливо смалу,
Как мама с любовью
Его вышивала.
Грустили и пели
У ней в поединке
На полюшке белом
Крученые нитки.
То крестиком – ловко,
То нежно – овалом,
И пряха-молодка
На льне оживала.
В кокошнике ярком,
В цветном сарафане
Тоскует за прялкой
И ниточку тянет.
И русскою вязью,
Узорной, как листья,
Подметано ясно:
«Пряди, не ленися».
…В заботах, в тревогах
Далеко от дома
Мотают дороги
Меня, уж седого.
С разгона, с размаха
Дни мчатся за днями,
А строгая пряха
Все ниточку тянет.
И на небе светлом
Все кружится солнце,
Как будто бы это
Ее веретенце.
Взгляну я на дали,
Взгляну я на выси
И выдохну тайно:
«Пряди, не ленися».
И с радостным сердцем,
Устав от разлуки,
Уткнусь в полотенце,
Как в мамины руки.