Белгородский государственный музей народной культуры

пр. Гражданский, 61ул. Мичурина, 43

Музей на пр. Гражданский, 61

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
в среду c 12:00 до 21:00,
выходной - понедельник.
Последняя пятница месяца -
санитарный день.

Вход в музей через двери кафе «Орион»

(4722) 32-21-23 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

(4722) 32-20-73 - приемная

(4722) 33-67-56 - администратор

   Посмотреть на карте

Экспозиция музея на ул. Мичурина, 43

работает ежедневно с
10:00 до 18:00,
Суббота, воскресенье –
выходные дни
Последняя пятница месяца -
санитарный день

(4722) 26-84-96 - заказ экскурсий, мастер-классов, музейных уроков, уточнение расписаний

   Посмотреть на карте

Электронная почта

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Традиция изготовления обетных предметов (или вотивных даров, от лат.  votivus — посвящённый богам; votum – обет, желание) уходит в глубокую древность и является смягчённой формой жертвоприношения. В качестве обетных предметов использовались различные вещи, приносимые в дар божеству по обету, ради исцеления или исполнения какого-либо желания.

Строили на Руси и обетные церкви. В сборнике Н.А. Криничной «Предания Русского Севера» читаем: «По дороге от села Ивачина к деревне Маньково есть часовня, которая стоит на болоте <...>. Часовня эта основана князем Иваном Васильевичем Пенкиным и вот почему: однажды князь, проезжая этим болотом, сильно увяз со своим конем и испугался так сильно, что дал обещание выстроить на болоте часовню, если он не потонет. Таковой обет и был им исполнен».

Часовня, возведённая жителями села Ивачино
Часовня, возведённая жителями села Ивачино от 2012 г. на месте обетной часовни, описанной в «Преданиях Русского Севера» и располагавшейся на пути к селу Маньково.

Построена на руинах также не сохранившейся Вассиановской (Васильяновской) Кубеницкой церкви, рядом со старинным и доныне действующим кладбищем.

Икона «Спас Всемилостивый», Вологда.
Обыденная икона «Спас Всемилостивый», Вологда.
Вологодский Всеградский Обыденный собор во имя Спаса Всемилостивого (Спас Обыденный), главный храм Вологды с 1654 по1972 г.
Вологодский Всеградский Обыденный собор во имя Спаса Всемилостивого (Спас Обыденный), главный храм Вологды с 1654 по1972 г.

Был построен и до разрушения стоял на месте первого, деревянного обетного храма, возведённого «об один день» в разгар эпидемии чумы. По сохранившимся сведениям, через четыре дня после постройки первого храма для него так же обыденно была написана икона «Всемилостивый Спас», почитавшаяся как чудотворная. С росписи, украшавшей каменную церковь, успели сделать фотографию, на которой изображена постройка обыденного храма и сам храм – высокий сруб, типа колодезных, только с дверью, тремя окнами и крышей. По обнаруженному при раскопках фундамента нижнему венцу установлено, что имел он размеры в 3х2,5 сажени (6х5м).

Вологодский писатель Р.А. Балакшин приводит другие летописные данные (о страшном море 1417 г.): «Того же лета мор был страшен зело на люди в Великом Новгороде, и во Пскове, и в Торжку, и в Тфери, и в Дмитрове, и по властем, по селом. И толико велик бысть мор, яко живши не успеваху мертвых погребати, ниже довольни бываху здравии болящим служити, но един здравый десятерым и двадцатерым болем служаще; и на всех тех местах умираху толико на всяк день, якоже не успеваху здравии мертвых погребати до захождения солнечного и многи селы пусты бяху, и во градех и посадех… В Нове же городе, и в Торжку, и во Тфери обещащася людие обеты многими, и во един день по многим местом церкви срубиша, и поставиша, и свящаща, и литургисаша». «В лето 6925 (1416/17 г. – прим.). Того же лета бысть мор по всей земли Рустей, не успеваху погребати. И наугородцы поставиша церковь мученицы Анастасии и священа того же дни, и преста мор». «В лето 6982 (1473/74 г. – прим.). Того же лета на Устюге мор бысть силен на люди. И сотвориша устюженя обет, единого дне поставили церковь Воскресения Христово надо рвом и мор преста». Редкий пример из Псковской летописи: «В лето 7030 (1521/22 г. – прим.) …поставиша церковь св. Варлаама… и мор не преста. И паки поставиша другую церковь Покров Святой Богородицы… и преста мор».

У известного этнографа Д.К. Зеленина, наряду с «обыденными храмами», как символами коллективной молитвы, рассказывается и об «обыденных полотенцах» – рушниках, которые делались в течение одних суток и с молитвой о спасении от бедствия жертвовались храму на икону определённого святого. Белорусский исследователь М.С. Кацар приводит два изображения таких рушников: основным элементом на них являются так называемые «столпы», напоминающие гигантские трёхсвечники с тремя столбообразными окончаниями, а также сопутствующие им «перуновы» знаки и знаки-обереги.

Фрагменты орнаментаФрагменты орнамента
Фрагменты орнамента двух тканых красноузорных рушников-обыденников из Беларуси, описанных исследователем М.С. Кацаром.

Легенда предметов такова: потомок раненого французского солдата войны 1812 года А. Мерло со Случчины рассказывал, что после наполеоновского нашествия на Беларуси лютовали голод и эпидемии. Стараясь избавиться от этого лиха, селяне проводили молебны, крестные ходы, приносили в церковь пожертвования, просили священников чаще обращаться с просьбами к Богу. В отчаянии селяне предприняли последнюю меру: обратились к «своим» языческим богам. Собрались они из двух деревень и за сутки выткали два рушника-обыденника с зашифрованным обращением к богам. Правда, далее мы снова видим сочетание язычества с христианством: рушники были пожертвованы в Троицкую церковь Слуцка. В начале 1920-х годов А. Мерло передал их экспедиции белорусских искусствоведов, в составе которой были В. Волков, Д. Поляков и М. Филиппович. Так эти старинные уникальные изделия были спасены от уничтожения. Судя по характеру, многовариантности, стилевой разнородности узора, есть основание утверждать, что работой были заняты несколько десятков мастериц. М.С. Кацар определяет некоторые из мотивов: Мать-Земля, Отец-Солнце, бог огня Жижель, узоры предков – деда, пращура.

В археологии принято отличать закопанные вотивные (обетные) предметы от клада: хотя они могут содержать одинаковые вещи, клады предназначались для откапывания хозяевами в будущем, а дары богам – нет. Одним из таких обетных предметов являлся пирог. Известна традиция его изготовления на 21 мая (по народному календарю «Иван Долгий») – для будущего богатого урожая. Обетный пирог обыкновенно выпекали в зажиточной семье, на угощение бедных соседей и путников. Взяв пирог, самый пожилой член семьи выходил на большую дорогу или перекрёсток и молился, чтобы Бог послал ему доброго человека, с которым можно разделить кусок хлеба. Встреча с человеком считалась хорошим знаком и сулила хороший урожай. Если разделить обетный пирог ни с кем не удалось, его нужно хотя бы скормить птицам, есть одному строго запрещается (нарушается символическая традиция пожертвования, дара).

Фото обетного пирога

Вот, для примера, осовремененный рецепт такого обетного пирога – «на урожай»: смешайте в небольшом количестве теплого молока столовую ложку сахара и пакетик дрожжей. Через 5 минут добавить смесь из 2 яиц, полстакана молока, столовой ложки сахара, соли и 100 г. растопленного масла, муки и замесите тесто. Поставьте его в теплое место, чтобы поднялось, увеличившись в объёме вдвое. Пока тесто поднимается, нужно приготовить капустную начинку: обжарить и слегка потушить полкилограмма белокочанной капусты. Тесто делится на 3 части, одну из которых надо раскатать в форме прямоугольника. Сверху выложите обжаренную капусту и накройте второй частью теста, аккуратно защипав край. Сделайте вилкой несколько отверстий. Третью часть теста надо разрезать на тонкие полоски и выложить вдоль пирога – это будут стебли. Из обрезков сформируйте колоски и уложите их сверху. Осталось смазать пирог яйцом и выпекать полчаса в духовке (ок. 200 градусов). В качестве вариантов начинки обыкновенно идут зелёный лук с яйцами и сливочным маслом, или обжаренный мясной фарш, пропущенный через мясорубку с отдельно обжаренным репчатым луком.

В «Месяцеслове» В.И. Даля «Пословицы русского народа» тоже встречаем упоминания о пирогах. Так, на Егория Вешнего (Юрьев день, приходящийся на 23 апреля): «Моленик (каравай) пастуху, крохи – скоту». Христианский святой Георгий Победоносец, который в народной традиции обычно назывался Егорием или Юрием, в народном календаре чествовался как раз в день первого выгона скота, кода, по древнему обряду, купались в росе, собирали лечебные травы, устраивали ритуальные трапезы, жгли костры и совершали указанный аграрный обряд. На Ивана Богослова (Иван Долгий, 21 мая), на начало пахоты под посев пшеницы (южн.): «Пекут обетные пироги, на угощение странников и нищих».

Фото «ржаное поле»

Хорошо известно в России такое блюдо, как обетная каша, которая тоже варилась, помимо прочих традиционных поводов, и на Иванов день. Вот что сообщает журналист газеты «Культура» М. Сырников: «Когда-то в наших краях был такой обычай (с различными местными вариациями): в конце июня, в день Аграфены Купальницы или чуть позже, на Ивана Купалу, девушки, собравшись вместе да прихватив с собой так называемую обетную кашу, шли в ржаное поле. Они обходили посевы, время от времени останавливались, чтобы совершить посреди полей особую трапезу». Ячменная каша может быть сварена из целой крупы (перловка) или из дробленой (ячневой). Обе разновидности любимы с глубокой древности. Перловку можно томить не один час с молоком и сливочным маслом, чтобы получить особую «пуховую» кашу, нежную, с розоватым оттенком. Составители словаря Брокгауза и Эфрона обращают внимание на то, что обетную кашу «едят по возвращении из бани или после купанья», и готовится она «с особыми символическими обрядами», «крупа для этой каши толчётся накануне, для чего (в Костромской губернии) собираются девушки; иногда кашу варят в складчину».

Фото с овсяной крупой и колосками
Фото «обетная каша»

Иногда трудно провести границу между обетным и другими видами даров. «Суленики», первая суббота по Димитриевой, приходящейся на 26 октября, носят отсуленое приношение (обетованное яство, питие) тайно в лес, усопшим (псковск.). Исстари считалось (упоминание об этом можно встретить, в частности, в книге А.К. Байбурина «Ритуал в традиционной культуре»), что природными стихиями управляют предки. А значит, от их радения за живущих во многом зависит будущий урожай. Существующие календарные традиции почитания не столь усопших, сколь предков вообще, во многом связаны с этим обстоятельством. Условные миниатюрные значки-изображения предков неслучайно во множестве встречаются на рушниках, посвящённых символике урожая, у живительной воды вышиваемой «криницы» (которая тоже должна оберегаться), а также на рушниках-свадьбешниках. На представленных образцах белгородских рушников, исходя из контекстов узоров, можно предположить, соответственно, темы обращения к природным силам и предкам в житейских нуждах селян: просьба о влаге на поля, щедрой весны и солнца на поля, счастья для молодой (образ Павы), охраны и защиты родной земли – её полей, криниц, роста Древа жизни.

Рушник с. Пороз, Грайворонский р-н (фонд БГМНК)
Рушник с. Пороз, Грайворонский р-н (фонд БГМНК)
Рушник с. Меловое, Ракитянский р-н (фонд БГМНК)
Рушник с. Меловое, Ракитянский р-н (фонд БГМНК)
Рушник с. Кочегуры, Чернянский р-н (фонд БГМНК)
Рушник с. Кочегуры, Чернянский р-н (фонд БГМНК)
Рушник пгт. Томаровка, Яковлевский р-н (фонд Музея казачьего быта МБОУ СОШ №1)
Рушник пгт. Томаровка, Яковлевский р-н (фонд Музея казачьего быта МБОУ СОШ №1)

Обетная традиция распространяется, помимо других благих начинаний, и на успех молодой, едва нарождающейся жизни. По информации, взятой старшим научным сотрудником Белгородского музея народной культуры Г.К. Анкудиновой в сёлах Вейделевского и Борисовского районов области, по окончании мук удачно разрешившейся роженицы бабки раздавали бегающим  на улице детям специально испечённые к этому времени небольшие булочки. По другой информации об этой же традиции (ст.н.с. БГМНК А.А. Басаргина) такие булочки на родины пекла свекровь, а разносились они в сите. Похожую традицию, связанную с родинами – но только будущими –  можно встретить у болгар-капанцев: молодая, встречая свой первый в замужестве «Тодоров день» (первая суббота Великого Поста), обходила дома родственников, зна­комых и раздавала пирожки (булочки-про­свирки), за что ей желали рождения ребенка.

Вот лишь некоторая часть примеров, показывающих, насколько тесно переплетались даже в отдельно взятой народной традиции судьбы живущих друг с другом, с полным ещё нераскрытых тайн миром природы, детьми которой мы являемся. Высшее связывалось с земным, прошлое с настоящим и будущим, за деятельные созидательные усилия в котором вознаграждался человек.